Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:46 

Фик "Вкус свободы"

=)koluchka=)
«Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плачь — и ты будешь плакать в одиночестве»
Вкус свободы.
Автор: Колючка
Бета: Тсунушк
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Пэйринг: Хибари/Тсуна
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), AU, Учебные заведения
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 12 страниц
Статус: закончен
Описание: Тсуна хочет вырваться на свободу. Сбежать из этой ненавистной школы. Вот только, свобода оказалась совершено не такой, как он мечтал.

Тсунаеши незаметно направился к стенду со списком, но увидев чистый лист, тяжело вздохнул. Результаты ещё не выставили.

Савада ненавидел школу. Она отличалась от обычных. Вообще-то раньше Тсуна не знал, что их школа другая, считал, что все они одинаковые. Оказывается, нет, в обычных школах не учили убивать. Не было списка, в котором номер решал твоё положение, твой статус в школе, последнего всегда отчисляли. У первого были привилегии. Чем ниже цифра, тем хуже твой ранг.

Раньше он считал, что так и должно быть. Это и есть обычная жизнь. Каждодневные тренировки, борьба за жизнь, ни минуты отдыха и спокойствия, постоянно ожидать нападения, никому не доверять, кроме проверенных людей.

Пока однажды родители не взяли его на светский приём, вроде бы у сына губернатора был день рождения. Савада не особо интересовался, внимательно оглядывался, запоминал лица, считывал информацию, следил за охранной и камерами.

- Тсу-кун, всё в порядке, расслабься, - тревожно смотрит мать, гладит по волосам и ободряюще улыбается. Тсунаеши не понимает. Он не может быть уверенным, пока сам не удостоверится.

- Вот, познакомься, это Сецуру.

Его подталкивают в спину, перед ним стоит его одногодка, чуть выше ростом, со светлыми короткими волосами и ясными голубыми глазами, опрятно одетого в костюм.

Тсунаеши по привычке внимательно осматривает подростка, приходя к выводу, что тот не опасен и слишком слаб. Позади него стоят двое мощных парней в черных костюмах, с приемниками и пистолетами. Савада мысленно рассчитывает действия и шаги боя, ему хватит минуты, чтоб с ними расправиться, они даже не успеют вытащить оружия из кобуры.

- Тсуна, представься, - снова легкий толчок.

- Тсунаеши Савада, - ровно произносит, стараясь контролировать свой голос - у него переходный возраст и голос меняется.

- Сецуру Миюра, - беспечно улыбается блондин.

- Вы пока пообщайтесь. Надеюсь, подружитесь, - облегченно улыбается Нана и уходит.

- А читал последний выпуск "Джамп" ? – спрашивает Сецура, по его глазам видно, что ему скучно и он хочет побыстрее сбежать с этого нудного пиршества. Да и спросил он чисто из вежливости, чтоб поддержать разговор.

Подросток с каштановыми волосами и холодными, чересчур серьезными карими глазами ему почему-то сразу не понравился, было в нем что-то отталкивающее и пугающее.

Даже позади стоящие телохранители не добавляли особой уверенности.

- Нет. А что это? Какой-то новый учебник?

Савада мучительно напрягает свою память, но не может вспомнить такого названия.

- Какой ещё учебник? Ты что, совсем того? Это же "Джамп" ! – восклицает, удивленно смотрит на шатена, будто тот инопланетянин. Но, видя непонимание в карих глазах, добавляет: - Комиксы.

Тсунаеши хмурится, он не понимает. Ему это не нравится.

Миюра удивленно моргает, ему кажется, нечто поистине странным, что подросток не знает о манге, словно жил в пещере.

- А какой у тебя ранг? – ощущая смешанные чувства, Савада старается перевести тему.

- Что? – теперь пришла очередь Сецуры удивленно и непонимающе хлопать глазами.

- Ну, какой ты по списку?

- Какой ещё список?

- А боевые дисциплины у вас какие?

- Ты странный. У нас нет никакого списка и уж тем более таких странных дисциплин. У нас обычная школа, а не какая-нибудь там академия боевых искусств, - отвечает Сецура, и взгляд у него настороженный.

- А что ты делаешь в школе? – изумлен Савада.

- Э? – блондин посмотрел на Тсуну так, словно тот спросил, почему трава зеленая. - Учусь, веселюсь, ну, всякое там.

- Веселишься? – недоуменно хмурится, вопросительно уставившись на парня, ожидая более подробного разъяснения.

- Ну, после школы с друзьями зависаю. Или в кафешку можем сходить, или к кому-нибудь из нас завалиться и порубиться в игры. Иногда в киношку ходим, на переменке играем в футбол и в другие игры. Ну, разное, - сбивчиво произнес Миюра, так как ему тяжело было объяснить шатену, что значит, веселиться. Это казалось для Сецуры само собой разумеющимся и не подлежащим разъяснениям.

Тсунаеши замер, внутри бушевали странные чувства, будто сдавило и не давало спокойно вздохнуть. Всё рушилось, раскалялось на кусочки, будто скорлупа пошла трещинами и скоро из неё должна была появится новая жизнь.

Тогда он и понял, что мир намного шире, чем он думал и есть много неизведанного и нового. Не обязательно драться, постоянно быть в напряжении, ни на секунду не расслабляясь. Есть другой мир. Мир, где нет цифр, обозначавших твой ранг, есть друзья и можно веселиться, дурачиться, не заботиться о завтрашнем дне, а просто наслаждаться. Так наивно считал Тсуна.

У Савады появилась мечта, нет - цель.

Для начала ему нужно было стать последним в списке и продержаться так год, а потом его исключат и он спокойно переведется в обычную школу. Проще простого.

Вот только его план немного не удался. Списки не обновлялись уже два года. И он как был предпоследним, так и остался, больше никого не отчисляли. И новые списки не вывешивались.

Тсуна не знал причин, но решил пока строго держаться своего плана и не выделяться. В конце этого года обязаны были провести тесты и битвы за номера. Два раза за учебный год устраивали бои, где каждый ученик мог вызвать любого другого выше по званию на поединок, и в случае победы – поменяться местами.

Хоть и знание боевого мастерства было важным, также учитывались умственные способности учащихся, и до битвы устраивался письменный тест. Это было что-то вроде проходного этапа.

Сегодня как раз был день экзамена.

Подросток от скуки решил просмотреть старый список, обратил особое внимание на первую десятку - элиту.

- Хм. Хибари Кёя. Значит, вот кто первый, - задумчиво пробормотал себе под нос Тсуна, смутно припоминая высокого черноволосого парня с пронзительными, немного дикими серыми глазами. Опасен и невероятно силен.

- Хей, никчемный Тсуна, тебя ещё не исключили? – насмешливо произнес одноклассник.

Тсунаеши поморщился, но, обернувшись, глуповато улыбнулся, краем глаза отмечая номер. Двести шестьдесят пятый. Что же, всего лишь на пять цифр выше, чем он сам.

Савада застенчиво чешет затылок и снова улыбается.

- Нет ещё.

- Вот придурок, - закатил глаза одноклассник и ушел, посчитав, что издеваться над тем, кто не понимает этого – довольно скучное занятие.

Подросток усмехается и, развернувшись, в кого-то врезается. Он не успевает изобразить раскаяние и извиниться, так как тело рефлекторно среагировало на опасность и, отклонившись в сторону, юноша кувыркнулся назад, уходя на безопасное расстояние.

- Хии? П-простите, я нечаянно, - запоздалая попытка притвориться, но стоит попробовать. Подняв голову, шатен встречается с внимательным взглядом серых глаз, по телу пробегают мурашки, а внутри тревожное чувство опасности.

- Занимательно, - тянет брюнет, с любопытством рассматривая парнишку, который ловко увернулся от его удара.

Савада узнает в этом опасном человеке первого номера, сильнейшего в школе, старается изобразить наивность и растерянность. Впрочем, последнее можно и не изображать, так как Тсуна и вправду немного растерян.

- Хорошая реакция, - это похоже на похвалу, но Тсунаеши чувствует, как резко похолодело на душе, а внутренний голос буквально вопит об опасности.

- Я… нет… это с-случайно, - заикаясь, произносит Тсунаеши, неловко опуская взгляд в пол.

- Хм. Двести семьдесят, - смотрит на значок Хибари. Парень неказистый, хрупок на вид, неуверенно мнется и он почти готов поверить, что это случайность. Вот только он видел, как опасно сверкнули карие глаза, и парень с легкостью, даже некой грацией ушел в сторону, отпрыгнул и сделал кувырок назад, оттолкнувшись рукой об пол, тут же становясь в защитную позицию, но, словно очнувшись, быстро расслабился и просто стоял, открываясь со всех сторон для удара. Нелепо.

Хибари повернулся и посмотрел на список, вывешенный на стенде.

- Савада Тсунаеши, - нашел быстро в списке нужное число.

Юноша вздрогнул, услышав своё имя и тут же натянул на себя глупую, добродушную улыбку.

Кёя смерил его оценивающим взглядом и прошел мимо, видимо, не собираясь тратить время на такое травоядное. Савада облегченно выдохнул, вот чего, а проблем с первым номером ему бы не хотелось. А ещё учитывая, что он ещё был главой дисциплинарного комитета, то Хибари Кёю стоило избегать всеми возможными способами.

Хибари шел в кабинет, из головы не уходил встреченный подросток.

- Кусакабе, найти информацию на двести семидесятый номер. Савада Тсунаеши.

Тецуя даже если и удивился, что их босс запомнил имя ученика – виду не подал, а отправился выполнять требуемое.

Спустя два часа, он снова стоял перед Хибари с папкой в руках.

- Докладывай, - небрежно махнул рукой брюнет, разрешая говорить, и отложил документы в сторону, внимательно прислушиваясь.

- В начальной школе был первым в списке, потом неожиданно скатился и стал предпоследним. Оценки высокие как в боевых дисциплинах, так и по тестам, но сейчас у него самые низкие показатели. Также несколько раз менялись тесты по сложности, но он всегда занимал предпоследнее место. Из-за постоянно не сменяющегося номера к нему прицепилась кличка – никчемный Тсуна. Всё, что мы смогли найти, остальная информация засекречена и удалена, - четко отрапортовал Кусакабе, под конец закрывая папку и ожидая дальнейших указаний.

- Хех, интересно. Очень, - предвкушающее усмехнулся Кёя, серые глаза довольно вспыхнули. У него давно не было хорошей охоты, а добыча попалась на редкость занимательной. И не факт, что добыча не станет вдруг хищником.

Савада резко передернулся. По спине прошелся неожиданный холодок, парень обернулся по сторонам, но вокруг были лишь одноклассники, поглощенные выполнением теста.

Тсунаеши уже давно всё выполнил, вопросы попались на удивление легкими, но Савада ответил лишь на пять из них правильно, в остальных же он специально выбрал неправильный ответ.

Прозвенел звонок и все тут же засобирались, отдавая заполненные бланки преподавателю и быстро направились во двор, где будут происходить бои через час, когда проверят тесты.

Савада потянулся, устало зевнул и медленно собрал вещи в портфель. Он не особо куда-то спешил, ему даже не было никакого смысла появляться на боях, так как его максимум кто вызовет, так это только последний номер. Другим просто нет смысла с ним драться. Не за предпоследнее же место воевать.

Тсунаеши прекрасно помнил то напряжение, которое он испытывал каждый раз после экзамена, когда был первым в списке.

Нескончаемые бои, противники, а под конец оставался лишь привкус победы и крови. Сейчас парень счастлив своему числу: не нужно волноваться и беспокоиться, ожидая подлостей от более слабых учеников, которые жаждут заполучить его номер, строя интриги и устраивая пакости, не гнушаясь никакими методами. Сейчас он может вздохнуть спокойно.

Во дворе огромный стадион, специально построенный для боев. Тсунаеши берет свой номерок у входа и садится на самое последнее место, наиболее безопасное для наблюдений, да и уйти можно всегда незаметно.

Первые три боя Савада даже не смотрит, он мечтательно глядит на небо и наблюдает за лениво плывущими облаками. Ещё чуть-чуть - и он будет свободен, сможет жить обычной жизнью. Намного счастливее, чем сейчас.

Из мечтательного дурмана его вырывает резкий голос из динамиков.

- Номер двести семьдесят, Савада Тсунаеши. Пройдите на арену. Вас вызывает первый номер, Хибари Кёя. Номер двести семьдесят, Савада Тсунаеши. Пройдите на арену. Вас вызывает первый номер, Хибари Кёя!

По трибунам пробегает обеспокоенный и взволнованный, но, больше удивленный шепот, который медленно перерастает в гул.

Тсуна удивлен, он поднимается со своего места и спускается по ступенькам вниз, его сопровождают любопытные взгляды школьников. Перед ним открывают дверь, забирают значок с номером и проводят в центр, где его уже нетерпеливо поджидает Хибари.

- Оружие? – спрашивает судья.

- Тонфа, - Хибари смотрит на подростка напротив и с трудом сдерживается, чтоб не начать атаку раньше сигнала.

- Эм… ничего. Я… вот… - поднимает руки школьник. - Врукопашную.

- Нельзя, если у противника оружие, то наденьте хотя бы защитные перчатки – хмурится судья, а потом машет рукой кому-то, и Тсуне приносят перчатки.

- Спасибо, - робко благодарит и надевает их.

- Я могу сразу сдаться? – спрашивает Савада, натыкаясь тут же на злой взгляд противника.

- Только попробуй сбежать, Савада. Я забью тебя до смерти.

Тсунаеши бледнеет от страха, с трудом сглатывает слюну. Действительно, есть ли разница, сейчас его изобьют или потом?

- Конечно, можете, - отвечает судья, поправляя на переносице черные солнцезащитные очки.

От оппонента исходит просто невообразимая сила, Савада вяло улыбается и готовится к длительному времяпровождению в лазарете.

- Бой! – судья резко рассекает воздух рукой и отходит на безопасное расстояние. Тсунаеши с радостью последовал бы за ним.

Первый удар он просто пропускает - горит щека и противный металлический привкус во рту, в глазах на миг потемнело, он падает на землю, больно ударившись спиной.

- Дерись, Савада, - разочаровано смотрит Хибари, приближаясь.

Тсунаеши с радостью бы это сделал, но не может, ведь на кону его цель, его мечта, и он будет идти до конца. Он просто закрывает глаза и прислушивается к своему телу, замедляет сердцебиение и дыхание.

Судья подходит к обездвиженному лежащему парню, опускается перед ним на колени, прикладывает руку к шее, сбоку, где бьется жилка, потом открывает веки, слушает дыхание.

- Номер двести семьдесят потерял сознание и не может продолжать битву. Победа причисляется к первому номеру. Победитель – Хибари Кёя.

Хибари не выглядит довольным, он яростно скрипит зубами и зло прищуривается.

- Значит так, Савада? – нехороший оскал появляется на лице брюнета, он спокойно убирает тонфа и проходит к выходу, приостанавливаясь перед шатеном, которого аккуратно уложили на носилки.

- Превосходная игра, травоядное, - кривит красивые губы. Тсуна этого не видит, просто чувствует, а потом холодная рука касается его щеки. Он с трудом сдерживается и не вздрагивает, следя за тем, чтоб дыхание было ровным, как и биение сердца.

- Я уничтожу твою мечту. Тебе не выбраться отсюда, - горячий шепот. Не угроза, обещание.

Савада не двигается, хотя ему хочется вскочить и хорошенько ударить брюнета и попросить оставить его в покое, но он не может этого сделать, так как для окружающих он потерял сознание. Будет крайне забавно, если юноша сейчас вскочит, как ни в чем не бывало, и нападет на человека под первым номером.

Шатена уносят в лазарет, бережно укладывают на кровать и уходят, оставляя приходить в себя.

Парень для вида ещё лежит час, а потом осторожно осматривается, не видя вокруг никого, он быстро встает и собирается.

***
В столовой собралась огромная очередь, но никто не толкался и не кричал - тут соблюдалась дисциплина. Ученики выстроились по списку и послушно ждали своей очереди. Савада грустно вздохнул, и в этот раз придётся остаться без булочки, пока настанет его черед, для него в буфете уже ничего не останется. А там и перемена скоро закончится.

Парень чувствует приближение опасности, все инстинкты вопят обернуться. Нужно защитить спину и принять более выгодное положение для атаки, но подросток сжимает зубы и вздрагивает, почувствовав горячее прикосновение к шее, чуть пониже, где заканчивались короткие светлые волосы, чужие пальцы плавно прочертили дорожку вниз, оттягивая ворот рубашки.

- Хии?! – испуганно вскрикивает и, наконец, позволяет себе обернуться, чтоб встретить противника лицом к лицу.

- Голоден? – пытливо интересуется Хибари, от такого откровенного взгляда юноша чувствует себя неуютно.

- Нет, я… не голоден.

Именно в этот момент у него жалобно заурчал живот, протестуя против слов хозяина, и требуя его накормить. Савада вспыхнул под насмешливым взглядом серых глаз и поспешил быстро сбежать.

- Не так быстро, - смешок и жесткие пальцы впиваются в запястье, удерживая на месте, и повелительно тянут к столику.

Савада не чувствует вкус еды, кажется, булочка должна быть вкусной, сладкой, но он слишком нервничает, по спине стекает холодный, липкий, неприятный пот. Парень хочет побыстрее закончить и вернуться в класс, подальше от этих пугающих и холодных глаз.

Тсунаеши доедает, подскакивает с места, невнятно бормочет слова благодарности и, поклонившись, быстро убегает.

Хибари довольно прикрывает веки, стискивает руки в кулаки и расслабленно поднимается следом за мальчишкой. Не за просто так кареглазый пробыл в списке довольно длительное время, Тсуна смог почувствовать его приближение. Внутри брюнет аж дрожал от предвкушения хорошей битвы, сладостно прикрывал глаза, представляя возможные атаки и как гибкое тело подростка будет от них уходить.

Савада не знает, чем так приглянулся первому номеру и из-за чего тот буквально его преследует, сверлит своими невозможно серыми глазами и ухмыляется, чего-то постоянно ожидая. Тсуна знает, чего хочет такой хищник от него, потому что сам с трудом сдерживается, чтобы не напасть. Сразиться. Этот бой был бы чем-то захватывающим, горячим, отчего кровь в венах буквально забурлила.

Тсунаеши удается уходить и сминать назревающие конфликты, не поддаваться на провокации, незаметно проскальзывать мимо Хибари, когда тот на взводе и хочет драться.

- У тебя максимум в тесте, - ненароком отмечает Хибари проходя мимо подростка, когда тот спешил на урок.

Савада стоит в ступоре пару мгновений, прежде чем развернуться и побежать за брюнетом, требуя у него объяснений, а получив их, он ошеломлено моргает и не может в это поверить. Тест, который они сдавали, отличался от других до этого, в этом тесте правильно считались только пять вопросов из ста, и шатен ответил именно на нужные, набрав высокий балл. Теперь его мечта вырваться из этого места медленно трещала по швам, благодаря тесту он сможет подняться на пару позиций и избежать отчисления.

Юноша, побледнев, стал лихорадочно придумывать новый план.

Хибари с легкой усмешкой наблюдал за парнишкой, он сказал правду, но этот толчок заставит Саваду двигаться. Кёя облизнулся и пошел дальше. Сегодня он, наконец, заполучит желаемое, точнее «желаемое» само послушно прыгнет ему в пасть.

Савада дождался, когда стемнеет и школа опустеет, стал осторожно пробираться по коридору к учительской, где хранились тесты. Он натянул капюшон пониже и прислушался: вокруг тихо, охранник сейчас проверяет первый этаж, камеры не должны засечь юношу.

До намеченной цели осталось пару шагов, как парень вздрогнул. Ощутив угрозу, подросток резко переместился в сторону, прислоняясь спиной к стене.

- Ученикам не разрешено посещать школу после занятий, - довольно растягивая слова, опасно скалится Кёя, медленно приближаясь, держа в руках тонфа.

- Как вы догадались?

- Слишком очевидно, - равнодушно отвечает Хибари, готовясь к атаке.

Тсунаеши знает, что в этот раз ему не избежать боя, а заветная цель так близко, что у него просто нет права отступать назад.

- Я ведь ничего Вам не сделал, почему Вы меня преследуете? Я ведь всего лишь двести семидесятый, - попытка давить на жалость не увенчалась успехом, юноша еле успел увернуться от тонф, отклонив голову в сторону.

- Не имеет значения. Цифры – просто цифры, - вспыхивают серые глаза.

Савада удивлен, он не ожидал услышать такие слова от первого, но копирует хищный довольный оскал и нападает. Удар рукой, захват, блок, прыжок в сторону, кувырок, переворот, удар ногой, блок.

Они тяжело дышат и скалятся, будто голодные звери, которые добрались до свежего мяса.

- Вау, - спустя полчаса беспрерывной битвы, восхищенно произносит сероглазый.

- Почему? – Кёя облизывает пересохшие губы, вытирает пот рукавом.

- Я хочу на свободу. Выбраться из этой школы. Хочу обычной жизни. Здесь я как в клетке, - привалившись спиной к холодной стене, отвечает Савада, восстанавливая дыхание и убирая влажную челку с глаз.

- Глупец.

«Неужели твоя цель настолько ничтожна?» - разочарование мелькает в серых глазах. Савада яростно стискивает зубы и снова делает рывок для атаки, он не позволит никому смеяться над его мечтой.

Они изнурены, устали, но продолжают бой до тех пор, пока противник не упадет и не признает поражение.

- Сдавайся, - приставляя тонфа к горлу, приказывает Хибари.

Савада знает, что брюнет имеет в виду не их бой, он хочет, чтоб тот отказался от своей мечты.

- Никогда, - улыбается окровавленными и потрескавшимися губами, смело смотря оппоненту в глаза. Свободной рукой вцепляется в черные волосы, тянет на себя и бьет лбом, но Хибари успевает отклониться назад, придавливает тонфа сильнее, отчего шатен начинает хрипеть из-за недостатка воздуха.

- Сдавайся, - повторяет.

- Н-нет, - сквозь зубы процеживает Савада, в глазах начинает темнеть.

- Наивный идиот, - хватка слабеет и Хибари убирает тонфа, резко тянет подростка за волосы и властно целует, слизывает кровь с губ.

У Тсунаеши нет сил сопротивляться, да и тело после всплеска адреналина требует разрядки. Горячие губы, яркий контраст с холодными пальцами, дрожь по всему телу. Савада выгибается, тянется навстречу, пылко отвечает на поцелуй. Это безумие, ведь недавно они дрались на смерть. А теперь жадно, будто любовники, которые были порознь несколько лет, целуются, никак не могут насытиться друг другом. Одежда местами мокрая от пота, разгорячённые тела на холодном полу, жаркие прикосновения. Жадно, ненасытно, впервые и как будто так было всегда. Тсуна до неприличия постыдно стонет, выгибается в умелых руках, требуя, жаждая больше, в голове легкий туман, юноша осознает происходящее, но моментами не может понять, будто кто-то вырезал наобум пару воспоминаний. Всего лишь секунда - а он уже голый, с развратно раздвинутыми ногами лежит и просит что-то. Нет, умоляет. Требует.

А дальше… вихрь эмоций, наслаждение напополам с болью. Пошлые, слишком громкие звуки в тишине коридора, Тсуне кажется, что его разрывают на части, а в темноте завораживающе мерцают серые глаза, словно звезды, обещая исполнить невозможное. Савада верит, безоговорочно и без оглядки, отдается полностью, ничего не требуя взамен. Дышать тяжело, он задыхается, низ живота заполняется странным приятно-болезненным чувством, руки цепляются за брюнета, прижимая ближе, завлекая в страстный поцелуй.

Хибари движется медленно, аккуратно, будто подросток, который дрался с ним наравне, безумно хрупкий и драгоценный цветок. Его кожа нежная, соленая от пота. Хибари лижет шею, мягко целует, бережно кусает и слегка тянет, выпускает, зализывает и двигается. Внутри горячо, узко и слишком сладко, так, что кружит голову, срывает все тормоза и рвет крышу, выпуская зверя на волю, срывая все цепи.

Тсунаеши чувствует опустошённость, внизу немного саднит, липко и не покидает чувство того, что он испачкан. Они молча собираются и уходят. Савада просто не думает ни о чём, вычеркивает из памяти всё, что произошло с ним этой ночью.

***
Савада сидит на крыше и смотрит на небо. Сегодня объявят результаты теста и все его мечты разрушатся.

- Хочешь свободы?

Тсунаеши не вздрагивает, он чувствует присутствие Хибари.

- Да. Хочу сбежать отсюда. Вырваться. На свободу.

Кёя прищуривается, долго смотрит на подростка, а потом уходит. Подростку всё равно, ему нет дела до первого номера, их ничего не связывает. Тсуна просто хочет жить обычной жизнью.

В голове пусто, мыслей нет, ничего не хочется. Юноша поднимается на ноги и спускается вниз, подходит к стенду со списками и смотрит в начало. Его нет. В десятке, двадцатке, тридцатке… Затаив дыхание и боясь поверить, он смотрит на самый последний номер.

«№271 – Савада Тсунаеши – отчислен»

- Как так? Я же… пять вопросов… я же… - растерянно бормочет, широко распахнув глаза.

- Разве не этого ты хотел, Савада? – лениво интересуется позади Хибари.

Тсунаеши разворачивается, солнечно и тепло улыбается, его карие глаза счастливо сияют.

- Спасибо, - он крепко обнимает Кёю и плачет.

- Идиот. Наивный идиот, - впервые непонятно, про кого говорит Хибари.

- Не возвращайся, - тихо произносит брюнет, бережно трепля по волосам, не обнимая в ответ.

Тсунаеши и не собирается, он поспешно собирает вещи, забирает документы у директора и покидает школу, ни разу не оглянувшись. Впереди его ждет новая жизнь, новая школа и много друзей.

Родители ничего не говорят, не упрекают за то, что его отчислили, просто подают документы в ближайшую школу и радуются, смотря на оживленного, улыбающегося сына.

Савада волнуется, по привычке осматривается, бдительно наблюдает за прохожими, с любопытством и настороженностью смотрит на школьников. От волнения у него болит живот, внутри неприятный спазм, вспотели ладони и в глазах всё расплывается.

Школа намного меньше, чем та, в которой он учился прежде: нет решеток на стенах, камер слежения, пол деревянный, а не каменный, да и школа выглядит хило, и если на них нападут, то тут не нужно прикладывать много усилий - она от сильного ветра разлетится в щепки.

Он немного разочарован.

В классе много людей, его не замечают, он садится за свободное место и ждет начала урока. К нему никто не подходит, изредка он чувствует на себе косые взгляды, не более. Тут одни слабаки. Он привычно нацепляет на себя глупую улыбку.

Он не мог ни с кем подружиться. Его все время называли странным. Савада не понимал их, не знал о чем с одногодками разговаривать, у них на уме были лишь игры, развлечения, все вокруг до нелепости строили из себя взрослых. Когда он назвал их пустоголовыми детишками, его стали избегать, игнорировать, не замечать. На переменах Тсуна постоянно сидел один. После школы возвращался домой сам. Всё было совершенно не так, как в его мечтах.

Уроки начинаются в восемь. Тсунаеши по привычке встает в шесть, делает зарядку, потом пробежку. Ему скучно.

Школьная программа слабая, у них нет боевых дисциплин, но есть много всяких других, по сути бесполезных.

Тут действительно нет списка, но сильные всё равно издеваются над более слабыми. В первый день его окружили старшеклассники и стали требовать деньги. Савада не хотел нарываться на неприятности и послушно отдал требуемое, наивно считая, что от него отстанут. Не отстали, на следующий день всё вновь повторилось. И так продолжалось до тех пор, пока Савада просто не сорвался. Избил их, на секунду даже испугался, что убил, хотя не применял и половину своей силы.

Получил выговор, теперь его ненавидит вся школа, считая опасным преступником.

Савада не выдерживает даже недели, просит родителей вернуть его обратно.

Свобода оказалась совершенно не такой, как он о ней думал. Мечты рассыпались, столкнувшись с жестокой реальностью.

И он согласен со словами Хибари. Наивный идиот, вот кто он.

Савада просыпается в шесть, делает зарядку, пробежку и спешит в школу, возле ворот маячит смутно знакомый силуэт. Савада знает, что на лице у него глупая улыбка, но ничего не может с собой поделать. Придется опять бороться за первый номер. Хотя, он готов довольствоваться и вторым.

- Ну, и как вкус свободы? – насмешливо щурясь, издевательски улыбается Хибари.

- Отвратительно, - четно признается Тсуна и подходит ближе, несмело обнимает, зарывается носом в рубашку брюнета.

Кёя хмыкает и крепко прижимает парня к себе. Цепи клацнули, кандалы и ошейник надеты. Савада понимающе хмыкает в ответ. Он не против такой свободы.

@темы: Закончен, Фанфик, Katekyo Hitman Reborn

URL
   

Колючка

главная