=)koluchka=)
«Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плачь — и ты будешь плакать в одиночестве»
Немного ангста, а то пишу один флафф=(
Это не месть
Автор: Колючка
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Основные персонажи: Тсунаёши Савада (27), Кёя Хибари (18)
Рейтинг: R
Жанры: Даркфик
Предупреждения: OOC, Насилие
Размер: Драббл, 4 страницы
Статус: закончен
Описание:
Тсунаеши совершенно не мстительный, он не умеет это делать. Зачем намеренно причинять человеку боль, ставить перед собой такую бессмысленную цель? Тсунаеши очень справедливый. Он считает, что каждый должен отвечать за свои поступки.

Примечания автора:
Ээээ. Самый бредовый фик. Такое я ещё не писала хд
Тут все очень мрачно и плохо. И просто ООС Тсуны=)
Эм... типа, приятного прочтения) а лучше вообще не читайте эту хню =3
Тсунаеши совершенно не мстительный, он не умеет это делать. Зачем намеренно причинять человеку боль, ставить перед собой такую бессмысленную цель? Тсунаеши очень справедливый. Он считает, что каждый должен отвечать за свои поступки.

Подросток зеркало — он просто отражает.

В руке у него сигарета и едкий дым заполняет легкие. Плохая привычка. В комнате светло, окно открыто, и легкий ветер тормошит занавески, кровать скрипит и слышится плач и крик боли.

— У тебя встал, — удивлен Савада, смотря в серые глаза.

— Представлял тебя, — равнодушно бросает Хибари, продолжая нещадно вбиваться в тело парнишки, который кричит от боли и комкает руками простынь.

— Фу, — морщится Тсуна, струшивая на пол пепел и делает тягу.

Это не месть. Абсолютно. Лишь справедливость.

Савада верит в это и выкидывает окурок, выдыхая сизый дым. Кёя кончает, снимает презерватив и уходит в душ. Подросток на кровати плачет, обхватив себя руками, по внутренней стороне бедер стекает кровь.

— Это не месть, — подходит к парню Тсуна. — Ты получил по заслугам. Это справедливость.

Странно, теперь, когда он сказал это вслух, звучит так жалко и наигранно.

— Идем, — Хибари наспех застегивает пуговицы на рубашке, его волосы мокрые и от него пахнет чем—то морским.

— Угу, — Тсуна кивает, и достает из кармана конверт, кидая его на кровать.

Вот теперь все. Можно и уходить.

На улице тепло, уже темно, и вокруг тихо. Хибари идет чуть впереди, а Савада смотрит на небо.

— Почему?

Кёя не отвечает, даже не останавливается, лишь приставляет указательный палец к виску и слегка стучит.

— Хах, а я и забыл, — смеётся Тсуна. Ведь это он сам вживил в мозг брюнета чип, который взорвется, если тот не будет исполнять его приказы.

Как забавно и в тоже время страшно. Потому что однажды зверь сорвется с поводка и перегрызет хозяину горло. Вот будет потеха.

Савада не умеет пользоваться оружием, он даже пистолет в руках не держал. Хибари методично избивает мужчину, нанося удар за ударом, превращая лицо в кровавое месиво.

Это не месть. У мужчины редкие светлые волосы, низкий рост и пивной живот, короткие руки и массивные кольца на пальцах.

Тсунаеши врубает громкость на плеере на максимум, плотно надевая наушники. В голове только музыка, а перед глазами жестокое немое кино.

А на улице весна. Савада замирает, когда песня сменяется, на секунду становится тихо, прежде чем музыка заполнит весь мир, но этого хватает чтобы с кристальной отчетливостью услышать звук удара, крик и шум машин за окном.

— За каждый совершенный поступок нужно нести ответственность. Ничего не остается безнаказанным, — говорит парень с карими глазами, смотря на мужчину, который потерял сознание от боли.

Слова снова звучит так неестественно и фальшиво.

Тсуна никогда не пил алкоголь, в баре шумно и все пьяны. Шатен ищет взглядом полную, ярко накрашенную женщину, в черном обтягивающем платье.

Хибари рядом, раздраженно цокает, но не уходит. Он не может.

Губы самопроизвольно растягиваются в злорадную, довольную улыбку, когда Тсуна, наконец, находит нужного человека. Ходить так легко, вокруг шумно, но внутри оглушающая тишина, пустыня.

Она не узнала его. Кокетливо построила накрашенные глаза, ярко-алая помада на губах и приторный запах духов. Савада идет за ней, поднимается по лестнице и заходит в комнату. Щелчок пальцами. Тсуна не смотрит на то, как подрывается с места Хибари и, доставая тонфа из пиджака, наносит удар. Женщина падает, вскрикивая и размахивая руками.

Тсуна закрывает глаза, и досадливо морщится, когда вспоминает, что забыл взять плеер. А курить он бросил. Внутри надсадно ноет, хрипит в агонии, разрывая внутренности и сплетая из кишок морозный узор. Парень смотрит на свои руки, они не в крови, так как Савада никогда никого не убивал, для этого есть Хибари. Они не в мозолях, обычные, ногти сгрызены под корень, мизинец немного кривоват, а ладонь пересекает линия, которая ближе к середине раздваивается и уходит вниз.

Шатен не умеет читать по линиям, он не верит в судьбу. Но линия такая короткая, и, кажется, словно это его жизнь висит на волоске и скоро близится конец.

Абстрагироваться от мира, думать о чем—то другом, перестать воспринимать реальность и уйти куда—нибудь далеко. Тсуна так не умеет. Он может только отвернуться и накрыть уши руками, но это не особо помогает, делая только хуже. Так как сознание формирует красочные картинки, основанные только на приглушенных звуках, которые поступают по нервным импульсам до мозга.

В воздухе витает запах крови и ацетона.

— Это не месть. Возмездие всегда настигает виновного.

Возникает такое чувство, будто это самовнушение.

Савада не может двигаться и открыть глаза.

— Отнеси меня домой, — приказывает. Тсуна усмехается, оказывается нужно всего лишь—то опуститься на самое дно, чтоб научиться отдавать приказы. Это легко, ты просто говоришь то, что хочешь, чтоб было исполнено.

Кёя горячий и вкусно пахнет, и руки у него большие, а ещё волосы мягкие и он ничего не говорит. Не упрекает, молча выполняет сказанное, словно робот. Но нет, сердце бьется.

Савада редко смотрит в глаза брюнету, старается избегать его взгляда. Вот сейчас получается открыть глаза и Тсуна сосредотачивает все свое внимание на шее Хибари. Вот бьется жилка, изгиб, кадык поднимается вверх и вниз.

Спать не хочется, в квартире прохладно и есть камин, но он не работает.

Мальчику не больше десяти, у него карие глаза и густые волосы, а в руках игрушка в виде желтой птички. Он не сделал ничего плохого. На шее у него цепочка с кольцом.

Тсуна понимает, что остался только последний шаг и тогда все. Свершится правосудие.

— Это месть, — Хибари гадко ухмыляется, в руках у него тонфа и он ждет приказа.

Савада молчит, ему нечего сказать, потому что да, это месть.

Месть за то, что его бросили, растоптали и уничтожили.

Первый — лучший друг в университете, где его все презирали. Точнее, первый и единственный друг. Ради него он готов был на все. А в итоге он заперт в кладовой, куда привел его друг. Вокруг хулиганы. Они пьяные и смеются. Страшно. Тсуна до последнего хочет верить, что это шутка. Друг жутко смеётся и держит в руках камеру, направляя её на связанного парня.
Савада смеётся до хрипа, пока горло не пронзает крик боли и вокруг много крови. Боль течет по венам, выворачивая наизнанку, застилая глаза кровавой пеленой.

Второй — дядя, почти родственник. Всегда покупал вкусные конфеты и добродушно улыбался. Комната большая, ярко освещенная, внутри сидят на диване мужчины в маске и без одежды, на столе рассыпан белый порошок. Вначале страшно, а потом весело и весь мир кружится, куда—то уплывает и так спокойно и хорошо, резкая боль отрезвляет, возвращая с небес на землю, опутывая тонкими железками, пронзая запястья иголками и глаза с поволокой видны из разрезов маски. Боль, смех, мир кружится в цветовом водовороте и руки онемели от веревки.

Третий — добрая женщина. Помогла, приютила, угостила вкусным чаем с малиной и дала махровое белое полотенце, ведь на улице дождик. Запах сигарет щиплет глаза, першит в горле, но во рту кляп и никак не удается что—то сказать, жутко хочется покашлять. Темно, лишь лампы в углах слабо освещают бледно—красным светом. Красные полосы на бледной коже, в глазах мутнеет и тошнит. И в воздухе витает приторный запах духов.

Четвертый — с него все и началось. Наследник, истинный, с кровью Примо. Тсуна видит его в первый раз на церемонии, когда кольцо отвергло его и ярко засветилось, стоило появиться мальчику. Еле переставляя ножки, смотря наивными карими глазами, что—то невнятно бормочет и звонко смеётся, протягивая руки к кольцу. Вот и все.

Савада не верит, пока у него отбирают кольцо. Не верит, когда его игнорируют, не хочет верить, когда дом закрыт, не может верить, когда его избивают хранители.

Тсунаеши не собирается мстить. Он просто хочет, чтобы восторжествовала правда, и каждый предстал перед судом за свои проступки.

— Это не месть, — глухо отвечает Тсуна, разворачиваясь. Он идет к выходу, щелкает пальцами и спускается по лестнице. Его окружили, в руках оружие и он взят под прицел снайперами.

— Это не месть, — шатен знает, что будет на его суде. Мальчик с карими глазами и кольцом на правой руке, будет сидеть за столом судьи, а парнишка, мужчина и женщина — в рядах присяжных. Их руки подняты, бумажки исчерканы одним словом.

@темы: Katekyo Hitman Reborn ,, Фанфик, закончен,