17:34 

Фик "Возвращение"

=)koluchka=)
«Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плачь — и ты будешь плакать в одиночестве»
Много читала манг про реинкарнацию и перерождение, вот и решила испробовать такое. А так мне просто захотелось написать про мелкого Тсуну и взрослых хранителей, дааа...

Возвращение
Автор: Колючка
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Основные персонажи: Тсунаёши Савада (27), Реборн (R)
Рейтинг: G
Жанры: AU
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл, 6 страниц
Статус: закончен
Описание:
Тсунаеши умер в четырнадцать лет.
Сейчас ему один день.
Примечания автора:
Ну-с... легкая зарисовка. Статус стоит завершен, но возможно, буду добавлять части, а может и не буду=)
Приятного прочтения=)


Тсунаеши умер в четырнадцать лет. Нелепая смерть и в тоже время он ожидал что—то подобное – умереть от шальной пули. То должна была быть спокойная и деловая встреча, но превратилась в подлый заговор, Савада сам виноват, что не взял оружие и Хранителей, он даже удивлен, что его смерть такая быстрая и почти безболезненная. Он лежит на холодном каменном полу, а под ним растекается кровавая лужа, к нему подходит крепкий мужчина – несостоявшийся союзник и криво ухмыляется, что—то говорит, но шатен ничего не слышит, лишь видит, как беззвучно двигаются его губы.

В голове нет мыслей, нет сожалений, хотя он уверен, что они должны быть, ведь Тсуна подвел стольких людей, но ему только жутко холодно, больно и темнота затягивает всё глубже.

Тсунаеши умер в четырнадцать лет.

Сейчас ему один день. Он переродился. Яркий свет, перед ним незнакомые люди, он не может говорить и трудно управлять своим телом.

Насмешка судьбы или благословение? Савада не знает, но сейчас он чертовски хочет спать, и нет никакого желания думать.

Его зовут Тсунаеши. Во второй раз, это крайне странно, но зато не придется привыкать к новому имени, только вот фамилия другая – Примо. А ещё ему жутко стыдно, когда приходит время кормежки. Впрочем, время летит быстро и так незаметно пролетают два года. Теперь он может свободно передвигаться и говорить.

Мать зовут Нарука, она работает учителем, отца – Емиру, он работает секретарем в какой—то крупной корпорации. До Намимори добираться три часа на поезде. Тсуна специально узнавал.

Всё это время Тсуна пребывал в размышлениях. Ему дали второй шанс. Прожить обычную жизнь, не связанную с мафией или вернуться. Он другой, да осталась память, но больше в нем не течет кровь Вонголы, теперь он абсолютно бесполезен – даже пламя использовать не может, также у него нет гиперинтуиции.

Савада смотрит на себя в зеркале. Перед ним мальчик с каштановыми волосами и карими глазами, в забавном комбинезоне и маленьким телом.

Как поживает его семья? Что с Хранителями?

У него новая жизнь и подобные проблемы больше не касаются, но Тсуна не может так просто бросить.

— Тсунаеши, ты не голоден? – мама обнимает сына, тормошит волосы и улыбается.

— Нет, я уже покушал, — отвечает Савада. Внутри расползается противное чувство. Он обманывает таких хороших людей. Тсуна не может вернуться и бросить свою нынешнюю семью, но и забыть прошлую не получается.

«Я должен вернуться», — решение далось не просто, но что—то в душе звало его совершить такой поступок.

Он собирает в ранец обед, одежду и деньги. Мама с отцом уходят на работу, прощаются, и целуют в щечку. Тсуна смотрит на время и надевает ранец. Он должен вернуться в семь часов.

На станции, он подходит к кассе, и понимает, что слишком мал ростом, тогда он дергает проходящего дяденьку за штанину.

— Что? – удивляется взрослый. – Что случилось? Ты потерялся? – участливо спрашивает.

Тсуна мотает головой, достает из кармана деньги и просит:

— Купите мне, пожалуйста, билет до Намимори.

— А твои родители знают? – сомнение прокрадывается в голосе незнакомца.

— Да, меня там должна встретить бабушка, но из—за работы родители не смогли меня проводить, — доверчиво смотря в глаза, врет Тсунаеши и робко улыбается.

— А… ну раз так, то хорошо, — кивает мужчина и подходит к кассе. Деньги он не берет, лишь треплет по волосам и отдает билет.

— Спасибо.

— Будь аккуратнее по дороге и позвони родителям.

Тсуна кланяется и быстро бежит на платформу. Забегая в вагон, мальчик садится в угол и смотрит в окно, думая о том, что скажет, когда вернется. Поверят ли ему? Как дела у мамы с папой? Кто стал преемником? Как ребята? Столько вопросов.

Сердце грохочет, и ладошки вспотели от волнения, тело слушается с трудом. Тсуна смотрит на свой дом и не может остановить слезы. Ничего не изменилось.

Тсуна подходит и стучит в дверь, с замиранием сердца, ожидая, когда её откроет мама. Вот она удивится.

Слышатся тихие шаги, и дверь с легким скрипом открывается. Это не мама.

— Что нужно, мелочь? – грубый голос, черные глаза смотрят холодно и равнодушно.

— Реборн? Что ты тут делаешь? Где мама? – от удивления задыхается Тсуна и тут же выпаливает на одном дыхании.

Киллер удивленно смотрит на малыша с до боли знакомыми карими глазами и не может поверить.

— Кто ты? – жестко спрашивает, пытливо смотря в глаза, опускаясь на корточки, чтоб лучше рассмотреть мальчика.

— Т-тсунаеши Савада. Я переродился в новом теле, — заикаясь, говорит Тсуна, боясь, что ему не поверят.

— Вот как, — спокойно говорит киллер и осторожно касается щеки, проводит по волосам и дергает за ухо.

— Ай, — возмущенно вспыхивает Тсуна, хватая своей маленькой ручкой Реборна.

— Что случилось после моей смерти? – на последних словах мужчина заметно вздрогнул и поднялся, хватая мальчика на руки.

— Ииии, — от неожиданности вскрикнул Тсуна, обнимая киллера за шею и крепко прижимаясь, опасаясь, что его уронят. Не умрет, но будет больно.

— Ничего, — горько усмехается Реборн и тихо добавляет: — хорошего.

— Твои родители в Италии. Преемника пока не назначили, идет война внутри Вонголы. Хранители пока выполняют миссии.

— А почему не выбрали наследника? Ведь есть же Занзас? – удивился Тсуна, он считал, что после его смерти сразу назначат другого босса и был уверен, что выбор падет на Занзаса.

— Все взбунтовались, так как в нем не течет истинная кровь наследника Вонголы.

— Ты похудел. И тьма? – обхватывая ладошками лицо киллера, Тсуна внимательно смотрит в лицо мужчине.

Реборн усмехается, наслаждаясь теплым светом карих глаз. В них по—прежнему ярко пылает чистое оранжевое пламя.

— Немного заскучал по свету, — признаётся киллер.

— Ясно, — кивает мальчик, убирая руки. – И что теперь делать?

— Возвращаться, мелочь.

Тсунаеши знает, что впереди его ждет много трудностей, но он счастлив.


Тсунаеши исполнилось восемнадцать, если бы он не умер. Ему четыре годика.

Особняк Вонголы выглядит, как из фильма ужасов – мрачный и устрашающий, будто внутри живут кровожадные монстры.

Савада впервые видит слезы матери, вечно неунывающая, с доброй улыбкой – резко постарела, в волосах появились седые волосы и морщинки вокруг глаз, и в них одна печаль, что почти физически больно дышать.

Тсуне стыдно вспоминать, что он не хотел возвращаться.

Емицу не плачет, но во взгляде столько боли и Савада понимает, что ещё одно такое происшествие, и его сильный отец попросту сломается. Как жутко и страшно это осознавать.

Хранители изменились. Это не странно, как—никак выросли, но такое чувство, будто внутри них поселилась тьма – непроглядная и ненасытная.

Они не верят, что он вернулся. Смотрят настороженно, и с легким страхом, будто он может исчезнуть, раствориться в воздухе, ничего не оставив после себя, даже тела. Никаких доказательств его существования.

— Хватит! Реборн, скажи им! – в итоге не выдерживает Савада и жалобно смотрит на киллера, который сидел в кресле и читал какой—то документ.

Тсунаеши уже забыл, как ходить, так как Хранители постоянно держали его на руках.

«Они боятся тебя отпускать, вдруг ты снова исчезнешь», — горько усмехается Реборн, на вопрос Савады о странном поведении Хранителей.

— Я скоро вообще разучусь ходить! – надув щеки, обиженно сопит Тсуна. В ответ Ямамото лишь широко улыбается, но не собирается отпускать на землю, осторожно придерживая рукой спину парнишки.

Реборн игнорирует его, делая пометки на краях бумаги. Дел накопилось невпроворот. Нужно дождаться взросления Тсуны, а потом снова вернуть Вонголу законному наследнику, а до этого времени главное – удержать её в целости, пока мафиозные группировки пытаются урвать кусочек, пользуясь внутренними междоусобицами в Вонголе.

Савада соскучился по ребятам, хотя вначале жутко перепугался, когда увидел их. Чужие, с пустыми глазами, вокруг аура смерти и жажды крови. Даже у Риохея – Хранителя солнца.

Ушло два года, чтоб вернуть их обратно, вытащить из тьмы и показать небо. Они больше не смогут стать прежними и между ними барьер в два года. Хотя нет, уже в восемнадцать.

Тсунаеши утром уходит в садик, где его забирает Реборн, и они едут в особняк, а вечером он уходит домой, где ждут его родители. Савада не смог отказаться, теперь у него просто две мамы и двое пап. Вот и всё. А ещё Хранители, такие взрослые и такие беспомощные, будто младенцы.

— Я спать. У меня послеобеденный сон, — зевает мальчик и дергает Хранителя Дождя за ухо, привлекая внимание.

— Хорошо, — улыбается Такеши и подходит к мягкому дивану, укладывая Тсуну.

— Мне нельзя спать больше двух часов, — прикрывая рот ладошкой, напоминает Тсунаеши.

— Спокойно ночи, — укрывая пледом, аккуратно и бережно гладит по мягким волосам брюнет.

— И не забудь выпить те витаминки, которые я тебе купил, — трет глаза мальчик.

— А ещё… я… вернулся. Не бойся, — закрывая глаза, сонно бормочет.

— Хаххах, ты такой забавный и милый малыш, — легко смеётся Ямамото, тыкая пальцем в пухлую детскую щечку.

Реборн отрывается от бумаги и смотрит на спящего ребенка. Почти нереально поверить, что это крошечное чудо и есть Небо, без которого не только Хранители, но и он сам не смогут жить. Только существовать, как это было два долгих, тягучих, как смола, года.

И не верится, что он здесь. Достаточно протянуть руку и можно дотронуться, ощутить тепло человеческого тела.


Тсунаеши бегает по залу и любопытно оглядывается по сторонам. Быть ребенком очень весело и можно без всякого стеснения есть всякие вкусняшки, а ещё капризничать. Сейчас проводится собрание и здесь очень много влиятельных людей. Савада делает вид, что играется с игрушкой и подслушивает разговор, внимательно запоминая сказанное. Идеальная маскировка, ведь никто даже подумать не сможет, что четырехлетний малыш что—то понимает. Ему дают конфетки и умиленно тискают за щечки. Крайне утомительно и немного раздражает.

Рядом бесшумной тенью следует Мукуро, сверкает разноцветными глазами и отстраненно смотрит по сторонам, вот только это напускное спокойствие не обманет Тсуну, он буквально кожей ощущает внимательный взгляд иллюзиониста. Малейшее неверное движение, намек на опасность и Рокудо будет действовать, опасный зверь, замерший для прыжка.
Тсунаеши подбегает к Хранителю Тумана и протягивает ему шоколадку.

— Перестань на меня так пялиться! – возмущенно топает ножкой.

— Как же мне тогда за тобой присматривать, Тсунаеши—кун? – забавляясь, ухмыляется Рокудо и берет протянутую сладость, бережно убирая в карман.

Савада по—прежнему немного опасается иллюзиониста, хоть и видит, что Мукуро изменился. Нет, в нем до сих пор горит ненависть и желание уничтожить мафию, но теперь, кажется, будто он решил на время забыть о своем плане мести. Словно он нашел нечто важное, драгоценное и хрупкое, которое перешло на первый план, стало значить намного больше, чем желание уничтожить мафию.

Тсунаеши не совсем понимает изменения в Хранителе, но рад, что тот не строит каверзные планы и не делает всякие пакости.

— Я вернулся, — Тсуна снова подбегает к иллюзионисту, берет его руку и прижимает к своей щеке. – Я настоящий. Теплый. Не иллюзия, — устало, уже в который раз, повторяет Савада.

— Ку—фу—фу, ты забавный, — тихо смеётся Мукуро, медленно проводит кончиками по щеке, касается нижней губы, и слабо дергает за ухо. – Не могу.

Савада тяжело вздыхает, несильно пинает в ногу хранителя и, показав язык, убегает к детям, которые играли в догонялки.

@темы: Katekyo Hitman Reborn ,, Фанфик

URL
   

Колючка

главная